ООО «РудХим»
Узнать больше Свернуть
Развернуть

ООО «РудХим» специализируется на производстве эмульгаторов, обратных эмульсий для горнорудной, нефтегазодобывающей промышленности и предприятий ведущих обработку металла.

Подробнее Свернуть
Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите
Ctrl + Enter
Поделиться:
Вы уже голосовали

Перспективы горной отрасли Казахстана обсудили на Международном форуме «Цветные металлы России и СНГ»

21.05.2024

Последние годы ознаменовались активными реформами в сфере горнорудной отрасли недропользования Казахстана. Республика стремится развивать эту индустрию и заинтересована в притоке иностранных инвесторов. И, по словам генерального директора консалтинговой компании Greywolf Management Каната Кудайбергена, уже на сегодняшний день удалось добиться заметных результатов: отрасль стала менее бюрократизированной, работать здесь теперь проще, и инвесторы уже потянулись в республику.

«Второе дыхание» горной отрасли Казахстана

Казахстанская экономика в настоящий момент является крупнейшей в Центральной Азии, да и по площади эта страна огромна — занимает 9-е место в мире. Кроме того, сегодня внешние и внутренние факторы способствуют активному росту экономики страны, и этот тренд сохранится в ближайшие годы. Об этом уверенно заявил г-н Кудайберген, выступая на Международном форуме «Цветные металлы России и СНГ», прошедшем в Москве (Россия).

«Также, как многим известно, недра Казахстана очень богаты полезными ископаемыми. Мы занимаем 1-е место в мире по объёмам добычи урана, 9-е — по добыче золота, 3-е — хрома, 4-е — титана, 6-е — висмута, 8-е — угля, 10-е — цинка и меди, 12-е — свинца. И в целом Казахстан считается одним из крупнейших поставщиков основных ресурсов на мировые рынки», — подчеркнул Канат Кудайберген.

Учитывая тематику форума, специалист особо отметил ситуацию в отрасли цветных металлов. По его словам, в последние годы цветная металлургия в Казахстане развивалась ускоренными темпами, и в 2020 году объём производства составил почти 4 млрд долларов, 8% от ВВП. Это повлияло на общие объёмы производства ГМК — 25 млрд долларов по сравнению с 20,6 млрд долларов в 2017 году.

Общий объём инвестиций в производство и добычу цветных металлов в 2020 году увеличился на 7%, и связано это как раз с ростом зарубежных инвестиций для освоения разрабатываемых месторождений и увеличением производственных мощностей на этих объектах. Основная часть инвестиций пошла на развитие месторождений полиметаллов (20%), меди (24%) и золота (22%).

Эти позитивные изменения г-н Кудайберген связывает в том числе с теми событиями, которые происходят в индустрии с 2013 года, в частности, с переходом к стандартам Crisco и принятием нового кодекса в сфере недропользования. Он уже вступил в силу, внедрена и упрощённая система получения лицензий на разведку по модели австралийского образца.

«Как я говорил, Казахстан является девятой по величине страной мира, но, несмотря на это, геологически было исследовано только 35% его территории. В последние 25–30 лет у нас замедлился рост минерально-сырьевой базы, геологические работы были фактически сведены на нет, то есть мы работали с теми запасами, что были выявлены в прежние годы, без пополнения. Необходим был импульс для дальнейшего развития. И в 2018 году Казахстан принял новый кодекс о недрах и недропользовании, что привело к быстрому росту горнодобывающей отрасли», — сказал спикер.

По новому стандарту

Итак, что изменилось? Канат Кудайберген выделил несколько принципиальных моментов.
Во-первых, был введён принцип «первый пришёл — первый получил» в отношении геолого-разведочных проектов. Теперь недропользователь может получить лицензию в течение десяти дней после подачи заявления. Впоследствии она же трансформируется в лицензию на добычу. Таким образом удалось упростить все согласовательные процедуры и устранить лишнюю бюрократию.

Во-вторых, был запущен процесс цифровизации геологической информации. Стоит также задача обеспечить беспрепятственный доступ к ней. Работа в этом направлении идёт, возложена эта миссия на недавно созданную Национальную геологическую службу, и портал Kaznedra уже заработал в пилотном режиме.

«Сейчас идёт формирование контента. Когда работа будет выполнена, появится возможность удалённого доступа ко всем интересующим специалистов отчётам. По плану цифровизация должна завершиться к 2025 году, по моим данным, имеется более 160 тыс. отчётов ещё с XIX века», — сказал Канат Кудайберген.

Ну и в-третьих, был введён новый стандарт для расчёта запасов, названный KazRC.
Кроме того, вышеупомянутый новый кодекс предусматривает международные стандарты и новые подходы по защите и охране окружающей среды в горно-металлургическом комплексе республики, закладывая принципы ESG.

Также правительство Казахстана разрабатывает новый Налоговый кодекс, который позволит ввести роялти на добычу минеральных ресурсов вместо налога на добычу полезных ископаемых.

«Отдельно скажу о благоприятной деловой среде. Вы наверняка знаете, что Казахстан в экономическом смысле открыт для бизнесменов из всех стран ближнего и дальнего зарубежья, является стратегическим партнёром России, является членом Европейского экономического сообщества и при этом держит баланс, продолжая взаимоотношения с Европой и странами Запада», — отметил Канат Кудайберген.

Также спикер обратил внимание на мощный транзитный потенциал Казахстана, имея в виду концепцию «Новый Шёлковый путь» и МТК «Север — Юг». Сегодня Россия разворачивается в сторону юго-восточной Азии, перед Казахстаном и другими «братскими республиками» открываются большие возможности. Учитывая всё это, спикер предполагает, что сейчас экономика Казахстана «обретает второе дыхание».

«Второе дыхание» горной отрасли Казахстана

Международный финансовый центр «Астана»

МФЦА был официально открыт в столице республики летом 2018 года. Его Канат Кудайберген охарактеризовал как «копию дубайского международного финансового центра». Речь идёт о специальной площадке с системой английского общего права, независимой судебной системой, отдельной регистрацией и определённым развитием рынка капитала. Внедрены и активно развиваются специальные налоговый и валютный режимы.

«Кроме того, здесь отдельно законодательно предусмотрены комфортные условия для иностранных граждан, которые ведут на этой площадке инвестиционную и финансовую деятельность. Всё это позволяет создавать своего рода центральноазиатский хаб для всех компаний, которые желают участвовать в экономике региона», — отметил г-н Кудайберген.

Он также добавил, что сегодня под юрисдикцию МФЦА переходит достаточное количество российских компаний, которые переводят свои офисы в Казахстан из «недружественных» стран. Так что число зарегистрированных в МФЦА компаний растёт буквально каждый день. Также идёт релокация производственных предприятий из России: таким образом компании могут сохранять экспортный потенциал.

«В этом смысле МФЦА позволяет гибко реагировать на все вызовы меняющегося мира. А одним из самых известных кейсов релокации является перерегистрация «Полиметалла» с острова Джерси в Казахстан», — сказал Канат Кудайберген.

Казахстан и Россия

Россия является традиционным партнёром Казахстана в индустрии добычи полезных ископаемых, в частности цветных металлов. И, показывая существующие на территории республики геолого-разведочные бассейны, г-н Кудайберген отметил, что тем специалистам, которые получили образование в советское время, эти территории отлично известны. Также спикер обратил внимание на то, что в последние годы спрос на цветные металлы в мире растёт, и Казахстан уже заключил с Евросоюзом партнёрское соглашение о поставках критического сырья.

При этом нельзя забывать, что в индустрии добычи цветных металлов в Казахстане во многом задействованы российские компании. А, когда представителя Greywolf Management спросили о том, насколько реально сегодня российскому предприятию зайти в эту индустрию и начать бизнес в Казахстане, г-н Кудайберген заверил, что сделать это будет очень легко, больше того, все механизмы ориентированы на развитие такого партнёрства.

«Вести бизнес в горнорудной отрасли в Казахстане стало действительно очень легко. И мы видим, что сейчас к нам заходит много средних и крупных компаний из России.

Но скажу прямо: готовых к добыче месторождений в Казахстане сегодня очень мало, потому что такие объекты уже находятся в эксплуатации. Можно начать работать с месторождениями, которые стоят на балансе, и приобрести их можно, приняв участие в электронном аукционе. Но сейчас многие компании заходят именно на этапе геологоразведки, потому что режим у нас действительно облегчённый. И плата за аренду земли — это очень небольшие суммы.

Требования к компаниям, которые хотят получить лицензию на разведку, в целом стандартные: наличие в штате геологов и компетентных специалистов и некоторая сумма денег на счету. По моим данным, речь идёт примерно о 70 тыс. долларов», — рассказал г-н Кудайберген.

Отвечая на вопрос о рисках для российских инвесторов, Канат Кудайберген отметил только «общестрановые риски», а также дефицит специалистов и технологий. При этом специалист подчеркнул, что политическая ситуация в Казахстане «более чем стабильная», то же касается законодательства и нормативной базы.

Если же говорить о дефиците специалистов, в частности геологов, и технологических решений для отработки ряда месторождений, казахстанские специалисты уже работают над решением этих задач, в том числе совместно с российскими институтами.

«Конечно, риски для иностранного инвестора существуют. Но те инструменты, которые закрепляют инвестиционные возможности специальными соглашениями и режимами, являются гарантией спокойной работы. Особенно комфортно чувствуют себя в Казахстане российские компании: у нас единое пространство, общий язык, общая ментальность, многолетние партнёрские связи.
Для российских инвесторов я вообще не вижу никаких проблем», — уверен Канат Кудайберген.

Также специалист рассказал, что в республике работает национальная компания KAZAKH INVEST, созданная в структуре Министерства иностранных дел. По словам г-на Кудайбергена, это именно та организация, куда может обратиться за помощью и поддержкой иностранная компания.

«Она работает по принципу одного окна, и здесь вас совершенно бесплатно проведут за руку по всем коридорам и инстанциям, достанут все необходимые материалы. Есть менеджеры, которые сопровождают проекты. Если какие-то бюрократические препятствия возникают, профессионалы вмешиваются и быстро их устраняют. Функция национальной компании — это привлечение инвестиций», — подчеркнул Канат Кудайберген.

Почему сейчас?

Таким образом, Канат Кудайберген считает, что именно сегодня самое подходящее время для инвестиций в горнорудную отрасль Казахстана: тут, что называется, сошлись все звёзды.
С одной стороны, сам Казахстан заинтересован в притоке иностранных инвесторов. Как мы уже говорили, геологическая изученность территории сегодня крайне невысока, реальный потенциал большинства месторождений и рудопроявлений неизвестен, поскольку в наличии в основном старые данные о ресурсах советского периода (ГКЗ).

При этом существующие объекты уже достигают своей максимальной мощности, объёмы добычи доступных ресурсов снижаются. В отрасли очевиден дефицит финансирования и технических навыков. Разведка и разработка на ранних стадиях идут неактивно, поскольку у местных заинтересованных специалистов, помимо всего прочего, нет уверенности в достоверности стартовых данных. И круг, таким образом, замыкается.

С другой стороны, тот факт, что в последние 30 лет в Казахстане не было обнаружено новых крупных месторождений, в нынешнее время открывает уникальные возможности для инвесторов — возможность открытия и разработки новых объектов с богатыми содержаниями.

К тому же сложившаяся геополитическая ситуация и «санкционные войны» делают Казахстан — стабильно развивающееся государство — более привлекательным.

Очевидно, что последние изменения призваны сделать республику ещё более инвестиционно заманчивой территорией. Задача нового Горного кодекса — открыть страну для дополнительных инвестиций в геологоразведку. Новые лицензии накладывают на владельцев твёрдые обязательства по инвестированию в разведку и последующую разработку месторождений.

И, по всей вероятности, Казахстану уже удаётся добиваться заданных результатов: по информации
Каната Кудайбергена, с 1991 по 2018 год, то есть с распада СССР до появления нового Горного кодекса, было выдано чуть больше 600 лицензий на твёрдые полезные ископаемые. А с 2018  по 2023 год было выдано более 2 тыс. лицензий. Если взять за основу статистику Австралии и Канады, где реализуется порядка 5% новых проектов, то можно ожидать, что горный рынок Казахстана вырастет по меньшей мере в 1,5 раза.


Поделиться:

Понравился материал?
Подпишитесь на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц.

Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь с Правилами пользования и Политикой конфиденциальности 

Другие материалы

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

популярное на сайте
Подпишитесь на наш Телеграм-канал Свернуть

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли