ООО "Флотент Кемикалс Рус"
Узнать больше Свернуть
Развернуть

ООО "Флотент Кемикалс Рус" специализируется на рациональном подборе, разработке, производстве и поставке для своих клиентов качественных реагентов для водоподготовки, очистки сточных вод, металлургии (реагентов для горнодобывающей промышленности (редкоземельные и драгоценные металлы), обогащения угля и многого другого.

Подробнее Свернуть
Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите
Ctrl + Enter
Поделиться:
Вы уже голосовали

Рынок угля: новые правила игры

12.09.2023

Вызовы и угрозы — вот основные темы IV Угольного форума. За счёт чего реально увеличить объёмы добычи? Куда и по какой цене экспортировать уголь? Каковы перспективы переработки угля и технологий углехимии? Эти и другие вопросы обсудили участники форума. Наиболее интересные высказывания участников форума — в нашем репортаже.

Новые правила игры на угольном рынке Казахстана
Фото: Евгений Ошкин

Сложно, но не бесперспективно

Ситуация на рынке угля складывается сложная, но далеко не бесперспективная. Казахстан изо всех сил пытается вписаться в общемировую конъюнктуру и тенденции, ведь, несмотря на обессиленный «зелёный курс», «неэкологичный» уголь сейчас востребован. О том, чтобы закрывать или консервировать в Казахстане угольные шахты, речи не было вообще. Напротив, участники форума много говорили о перспективах угольной генерации и при этом не забывали упомянуть современные технологии, которые уменьшают выбросы вредных веществ в атмосферу.

В кулуарах форума журналисты поинтересовались мнением исполнительного директора ОЮЛ «Республиканская ассоциация горнодобывающих и горно-металлургических предприятий» (АГМП) Николая Радостовца по поводу «угольной перспективы на фоне экологической зелёной повестки.

«Мы видим, что в ряде стран, не только в Казахстане, строятся угольные ТЭЦ. В ближайшие годы, до 2030-го, объекты угольной генерации будут построены и в Казахстане. Главное, чтобы они соответствовали нашим стандартам экологической безопасности, то есть реализовывались по самым современным технологиям.

А такие технологии есть, к примеру, в Дубае, где в основе угольной генерации лежит эффективная переработка угля. На этот опыт можно ориентироваться», — сообщил специалист и чуть позже добавил, что без новых объектов угольной генерации Казахстану точно не обойтись, и хорошо, что в Минэнерго и Мининдустрии это понимают.

Не можем отказаться от угля

Действительно, в профильных министерствах понимание есть. И не просто понимание, а, можно даже сказать, серьёзная поддержка, если судить по тому, что прозвучало на форуме.
Вице-министр индустрии и инфраструктурного развития Иран Шархан рассказал о планах министерства по развитию угольной промышленности, которые включают увеличение объёмов добычи, расширение экспортных направлений и несколько больших проектов.

В числе новых «угольных» проектов вице-министр назвал строительство двух энергоблоков на Экибастузской ГРЭС, рассказал, что на разрезе «Богатырь» ожидается ввод в эксплуатацию инфраструктуры ЦПТ, благодаря чему компания увеличит добычу до 50 млн тонн в год.

В ноябре «Шубарколь Комир» планирует запуск завода по выпуску спецкокса, то есть один из крупнейших казахстанских производителей энергетического угля будет в год производить ещё и 400 тысяч тонн спецкокса, 400 тонн активированного угля и до 900 тонн гуминовых удобрений. К 2028 году в Кокшетау и Семей начнут работать новые ТЭЦ.

«На сегодняшний день правительством утверждена Концепция развития топливно-энергетического комплекса до 2029 года, предусматривающая реализацию 8 проектов и увеличение объёмов добычи. <…> Рассматривается поставка с 2025 года энергетического угля в Узбекистан с поэтапным увеличением до 12,8 млн тонн. Будут и дальше расширяться экспортные направления», — объявил вице-министр.

В свою очередь, директор департамента развития электроэнергетики Министерства энергетики Айдос Дарибаев рассказал, что Казахстан по потреблению электроэнергии каждый год бьёт рекорды, а в конце своего выступления он обратился к угледобывающим предприятиям с просьбой развивать угольную промышленность, чтобы в стране вдруг не случился дефицит угля.

«Потребления электрической энергии в Казахстане каждый год растёт примерно на 2%. В прошлом году было выработано 128 млрд КВт час, из них 70% за счёт угольной генерации», — сказал г-н Дарибаев.

По его словам, Минэнерго во избежание дефицита электричества ставит перед собой задачу построить новые угольные станции.

«Мы знаем, что международные институты не одобряют угольную генерацию, прекратили финансирование, и это для нас, если честно, патовая ситуация. Но мы нашли потенциальных инвесторов, которые смогут нам помочь в строительстве угольных станций. Дело в том, что возобновляемые источники нестабильны, а для нашей страны очень важна базовая мощность, которую дают угольные электростанции», — объяснил представитель Минэнерго.

Потенциальные инвесторы, готовые проспонсировать строительство угольных станций в Казахстане, с которыми в настоящее время ведёт переговоры Минэнерго, находятся в Китае и Индии. Других подробностей Айдос Дарибаев разглашать не стал.

Пора бы уже определиться

Про целевые показатели «зелёной» повестки, которые нуждаются в пересмотре, говорил зампредседателя правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Тимур Жаркенов.

«Учитывая стратегическую значимость отрасли добычи угля для сохранения энергетической безопасности и удовлетворения коммунально-бытовых нужд населения, Национальная палата планирует провести ряд работ по развитию данной отрасли. <…> При переработке угля возможно получить более 250 видов продукции, в том числе жидкое топливо.

Производство новой продукции из угля позволит создать новые рабочие места и увеличить цепочку производства, что способствует дополнительным поступлениям в бюджет, и это будет соответствовать целям государства», — сообщил г-н Жаркенов.

По словам зампредседателя «Атамекен», угольной промышленности, которая сейчас пребывает в состоянии неопределённости из-за «зелёных» трендов климатической повестки, нужны чёткие планы по дальнейшей диверсификации добычи угля. Более того, в Нацпалате считают, что пора уже создать специальные экономические и промышленные зоны вокруг крупных угольных компаний. Появление таких зон положительно скажется на угольной промышленности и поможет новым компаниям в смежных производствах и центрах углехимии встать на ноги (для этого их освободят от некоторых налогов).

Не исключено, что вдохновение на такую речь Тимур Жаркенов получил в Китае, где он не так давно был в составе казахстанской делегации. В Поднебесной прошли встречи с крупными углеперерабатывающими компаниями и Китайской горно-металлургической ассоциацией, в результате были достигнуты договорённости о совместных проектах в сфере переработки угля и производства угольной продукции с высокой добавленной стоимостью.

Роторный экскаватор
Фото: Евгений Ошкин

Что мешает планам по экспорту

Тема экспорта угля на сцене форума обсуждалась активно. Ещё активней представители бизнеса говорили на эту тему в кулуарах.

В перспективе ближайших лет бизнес-сообщество ожидает высоких цен и повышенного спроса на уголь казахстанского происхождения со стороны Евросоюза, несмотря на экологические аспекты. Но проблема в другом. Вывезти казахстанский уголь за рубеж становится сложнее.

«В настоящее время имеются трудности по перевозке угля в направлении европейских стран в связи с геополитической ситуацией», — рассказал журналистам Николай Радостовец.

Трудности, о которых рассказал глава АГМП, — это недостаток грузовых мощностей и отмена скидок на железнодорожный транзит по территории России. Альтернативные маршруты через Каспий, по его словам, — достаточно дорогой путь, пропускная способность которого недостаточна для тех объёмов, которые отгружает Казахстан.

«Экспорт для Казахстана критически важен, потому что объёмы производства значительно превышают спрос», — уточнил г-н Радостовец.

По данным АГМП, по итогам 2022 года экспорт угля из Казахстана составил 32,5 млн тонн. Получается, что на экспорт ушло меньше трети объёмов добычи. Большая масса угля отправлялась в направлении морских портов Латвии, Литвы, Турции, высокий спрос был со стороны Чехии и Польши.

«Очень важно для Казахстана не потерять транзитную территорию через Россию для поставок угля в Европу. (…) Мы очень просили, чтобы Россия дала нам квоты на транспортировку угля через свою территорию, но пока не можем решить этот вопрос», — посетовал г-н Радостовец.

«За прошлый год транзитом через Российскую Федерацию мы перевезли более 10 млн тонн — это тот уголь, который пошёл в Европу через Тамань. Сейчас конъюнктура поменялась, и цены на уголь упали, плюс Россия увеличила тарифы на перевозку, то есть убрала скидки. Тем не менее экспорт угля продолжается, и за пять месяцев железная дорога перевезла более 13 млн тонн», — назвал некоторые цифры по отгрузкам исполнительный директор по маркетингу ТОО «КТЖ-Грузовые перевозки» Вадим Копылов.

Впрочем, казахстанские угольщики зависят от России не только в вопросах транзита угля в третьи страны. Российская Федерация, являющая одним из крупнейших потребителей казахстанского угля (по большей части экибастузского разреза «Богатырь»), постепенно сокращает объёмы его приобретения, и это вызывает тревогу.

«В России работает программа по замещению (после объявления Евросоюзом эмбарго в отношении российского угля производители-экспортёры стремятся перенаправить свои объёмы на внутренний рынок, — прим. ред.). Казахстан пытается и ценой, и лучшими условиями сохранить российский рынок. Сейчас порядка 16-18% казахстанского угля идёт на российские угольные станции», — пояснил г-н Радостовец.

Проблемы требуют безотлагательного решения

О пяти основных проблемах в угольной отрасли рассказал заместитель генерального директора АО «Каражыра» Асет Сыдыков (для справки: АО «Каражыра» разрабатывает одноимённое угольное месторождение и, по версии Forbes, входит в 50 крупнейших частных компаний Казахстана; чистая прибыль компании по итогам 2021 года составила 8,74 млрд тенге).

Конечно, проблем у угольщиков много, но именно пять, в чём убеждён Сыдыков, требуют безотлагательного решения.

Первая проблема в угольной отрасли — это нехватка специалистов. Причём нужны не столько инженеры, сколько квалифицированные рабочие.

«У нас на стенах не осталось места для объявлений о новых вакансиях. Нам нужны рабочие специальности. Если с инженерами ещё как-то решается вопрос, то с представителями рабочих специальностей вакансии просто этажами», — рассказал топ-менеджер.

Вторая проблема — это дизельное топливо, которое очень часто растёт в цене, из-за чего растут и расходы (по некоторым оценкам, стоимость производства угля на 27-30% зависит от стоимости дизельного топлива и бензина). Особенно чувствительной для угольщиков оказалось апрельское повышение стоимости дизельного топлива на 16%.

Третья проблема, которая образовалась в результате антироссийских санкций, — это перебои с поставками и жёсткий дефицит расходных материалов.

«Мы не можем, как раньше, к примеру, из Санкт-Петербурга привезти любую деталь в трёхдневный срок. Теперь замена комплектующих — это длительный процесс: даже самую маленькую деталь приходится заказывать в Японии и ждать порой больше месяца», — сообщил Асет Сыдыков.

Четвёртая — ситуация с перевозками угля по железной дороге. Как выяснилось, угольное месторождение «Каражыра» часто сталкивается с тем, что нарушается ритмичность поставок.

«Если есть вагоны, то нет тяги, если есть тяга, то все вагоны уехали. К тому же в последние годы стоимость перевозки угля в вагонах существенно повысилась», – пояснил свои претензии к железной дороге Асет Сыдыков.

Показательно: стоимость угля зависит от железнодорожных расходов минимум на 30% и максимум на 60%, доля заработной платы в себестоимости угля чуть больше 7%. Пятая проблема, как подчеркнул замгендиректора «Каражыра», для угольных компаний самая злободневная — это снижение платёжеспособности предприятий энергетики и коммунального хозяйства.

«Какой-то кризис неплатежей. Мы не можем сделать заготовку угля, у нас нет денег — и у ТЭЦ тоже нет денег. Причина — несбалансированное, как будто на двух разных планетах живём, рассмотрение тарифов», — сообщил г-н Сыдыков.

Председатель ОО «Отраслевой профессиональный союз „Казуглепроф”» Марат Миргаязов, выступая на форуме, отметил другие две проблемы: безопасность шахт и снижение пенсионного возраста для шахтёров.

«Никто не идёт в шахту погибать. С каждым годом шахты углубляются, а мы все ещё пользуемся теми исследованиями, которые были во времена Советского Союза. Наши шахтёры идут в забой и наощупь определяют, что же там происходит.

А если случится трагедия, то, конечно, никто из работодателей не жалеет никаких средств, но почему эти деньги нельзя заранее вложить в науку, чтобы наши шахтёры без страха спускались в шахты? Почему нельзя заранее, не дожидаясь трагедии, вложиться в современное, профессиональное, высоконадёжное оборудование?» — высказал риторические вопросы г-н Миргаязов.

Что касается снижения пенсионного возраста для шахтёров, то, по мнению представителя профсоюзного движения, ни про одну профессию, кроме шахтёров, нельзя сказать, что она воплотила в себе всё самое вредное, опасное и тяжёлое.

«Выходить на пенсию шахтёры должны в 50 лет, но на сегодня по законодательству пенсионный возраст шахтёров составляет 63 года», — пояснил г-н Миргаязов.

Про большие планы двух угольных компаний

Разведанные запасы угля в Казахстане составляют почти 34 млрд тонн — республика находится в десятке стран, обладающих крупнейшими запасами в мире. По объёмам добычи Казахстан тоже входит в топ крупнейших государств, где занимает не последнюю девятую строчку. 70% электроэнергии в стране — это угольная генерация. То, что страна не может «переварить», идёт на экспорт. И в ближайших планах республики — увеличить и добычу, и переработку, и потребление угля.

«В ближайшие годы рост потребления угля будет обусловлен развитием углехимии, коксохимии и даже нанотехнологий. Увеличение потребления приведёт также к увеличению объёмов отходов, то есть шлаков, которые могут эффективно использоваться в дорожном строительстве и производстве других строительных материалов.

А с учётом перспектив развития традиционных отраслей экономики: от металлургии до строительства — можно уверенно сказать, потребность в угле будет только расти. Следовательно, добычу необходимо постоянно наращивать», — рассказал в своём выступлении заместителя генерального директора ТОО «Богатырь Комир» Мирхат Мусанап.

Он презентовал на форуме циклично-поточную технологию добычи и транспортировки угля на разрезе «Богатырь». По словам топ-менеджера, это один из самых крупных инвестиционных проектов угольной отрасли Казахстана за последние десятилетия, как по масштабу строительства, так и по сумме вложенных инвестиций.

«Строящийся с учётом передового опыта современный и высокоавтоматизированный комплекс ЦПТ сейчас проходит опытно-промышленную эксплуатацию. Полный ввод его в работу запланирован в будущем квартале. На реализацию проекта ЦПТ компанией «Богатырь Комир» был привлечён заём в виде кредитной линии от Евразийского банка развития в размере 196 млн евро (освоена на 82%), со сроком погашения 22 февраля 2029 года», — сообщил г-н Мусанап.

Большие планы есть у АО «Шубарколь комир» (также, по версии Forbes, входит в число 50 крупнейших частных компаний Казахстана; чистая прибыль по итогам 2021 года — 23,63 млрд тенге).

Компания не только наращивает объёмы добычи угля, но и продолжает диверсифицировать производство и получать новые продукты.

«На площадке предприятия в 2021 году началось строительство нового завода по производству спецкокса. Планируется производить угольную смолу и угольное масло в объёме 72 тысячи тонн. На производстве планируется использовать самое современное оборудование. А коксовый газ послужит для реализации ещё одного проекта — строительства утилизационной электростанции с ориентировочной мощностью 80 мегаватт.

Основная цель проекта — выработка электроэнергии для нужд «Шубарколь комир», то есть уменьшаем выбросы в атмосферу и получаем допприбыль за счёт использования коксового газа», — поделился планами директор коксохимического производства АО «Шубарколь комир» Сабыржан Иманбаев.

Кроме этого, на базе Шубарколь комир» реализуют ещё один масштабный проект — производство активированных углей из мелочи спецкокса. Технология разработана казахстанскими учёными и пока не имеет аналогов. Недавно компания наладила производство гуматов.

«Рассматривается ещё одно направление глубокой переработки угля — производство углеродного волокна из каменноугольного пёка. Основное применение — это военные и аэрокосмические отрасли, производство автомобилей, изоляционные материалы и другие», — добавил Сабыржан Иманбаев.


Текст: Катерина Клеменкова


Поделиться:

Понравился материал?
Подпишитесь на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц.

Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь с Правилами пользования и Политикой конфиденциальности 

Другие материалы

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

популярное на сайте
Подпишитесь на наш Телеграм-канал Свернуть

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли