Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите
Ctrl + Enter
Поделиться:
Вы уже голосовали

Закрытая информация: кто и как делит прибыль от казахстанских месторождений нефти и газа

02.06.2023

Общественный Фонд Transparency International — Kazakhstan написал обращение к правительству и нефтяным компаниям, которые работают в Казахстане, с требованием раскрыть подробности всех контрактов на недропользование. Сведения необходимо выложить в открытый доступ на сайте министерства энергетики, причём в месячный срок — на этом настаивают авторы обращения.

Данные о разделе продукции на месторождениях Тенгиз, Кашаган, Карачаганак, Дунга и Жемчужины — информация закрытая. В публичном доступе не найти и достоверных подробностей механизма распределения многомиллиардной прибыли ни по одному из этих месторождений. Такой расклад многим в Казахстане не нравится.

Из обращения Transparency International — Kazakhstan: «Фонд призывает Правительство Казахстана и нефтяные компании, которые работают в Казахстане: исполнить обязательства по Конституции Республики Казахстан и соответствию международным требованиям Стандарта ИПДО (Инициативы Прозрачности Добывающих Отраслей) и опубликовать в течение одного месяца на интернет-сайте Министерства энергетики в открытом доступе полный текст всех казахстанских контрактов на недропользование с приложениями и, прежде всего, Соглашений о разделе продукции в отношении месторождений Тенгиз, Кашаган, Карачаганак, Дунга и Жемчужины».

Краткая предыстория

Месторождения, о которых идёт речь, в Казахстане скандально известны. Контракты по ним были заключены ещё на заре независимости государства. Первый и самый обсуждаемый — контракт с американской компанией Chevron, который был заключён в апреле 1993 года по крупнейшему месторождению Тенгиз. В СМИ это событие тогда называли «сделкой века»: компания Chevron сроком на 40 лет приобрела 50% доли месторождения Тенгиз по соглашению о разделе продукции (СРП).

В марте 2003 года в США был арестован Джеймс Х. Гиффен, которого называли посредником между западными энергетическими компаниями и нефтяными месторождениями Казахстана.

Гиффена обвинили в том, что он потратил 78 млн долларов (по другим данным, 84 млн долларов) на взятки высокопоставленным казахстанским чиновникам, включая экс-президента Нурсултана Назарбаева. «Сделка века» стала известна как «Казахгейт».

Про порочный тип контрактов

Dprom.kz поговорил с  председателем попечительского совета Фонда Transparency International — Kazakhstan, известным юристом в области международного финансового права Айдаром Егеубаевым о том, почему нефтяные гиганты, такие как Chevron и ExxonMobil, не раскрывают подробностей своих контрактов и не публикуют отчётов о прибыли, полученной от казахстанских месторождений.

Айдар Егеубаев, председатель попечительского совета Фонда Transparency International — Kazakhstan

Айдар Аргингазиевич, на Ваш взгляд, в чьих интересах скрывается информация: в интересах правительства Казахстана или инвесторов?

— Здесь, на мой взгляд, надо конкретизировать, что мы говорим о чиновниках, а не в целом про государство. Государство как раз выиграет, если будет прозрачность в области нефтегазовых контрактов, вообще всех контрактов, касающихся добычи полезных ископаемых. Причём государство выиграет буквально по всем направлениям: финансам, экологии, социальному развитию.

Проблема в том, что несколько чиновников, причастных к заключению СРП, в этом не заинтересованы, потому что речь, я в этом практически уверен, идёт о коррупционных сделках. Вообще, само соглашение о разделе продукции — это очень порочный, склонный к коррумпированности тип контрактов. Рискну предположить, что не бывает не коррумпированных соглашений о разделе продукции. Такие контракты я называю «Контракт продажи Родины». Осмелюсь даже предположить, что ДНК казахстанской коррупции зашифрована в контракте с Chevron на месторождения Тенгиз и Королевское, заключённым 6 апреля 1993 года.

— В 2003, когда разразился скандал, известный как «Казахгейт», и весь мир узнал, что сделка, в общем-то, коррупционная, почему соглашение не пересмотрели?

— Есть ощущение, что изначально подписание двустороннего договора о взаимных инвестициях между Казахстаном и США готовилось конкретно под соглашение по месторождению Тенгиз.

Корпорация Chevron была заинтересована в месторождении Тенгиз с 80-х годов, когда ещё был Советский Союз. В 1988 американская нефтегазовая корпорация обратилась к генеральному секретарю Михаилу Горбачёву с предложением, но советские экономисты посчитали это крайне невыгодным, и СССР официально отклонил предложение Chevron. Об этом пишет в своих воспоминаниях экс-премьер Российской Федерации Егор Гайдар.

Дело в том, что Тенгиз начал добычу нефти в 1979 году. На месторождении работало около 40 скважин, и отдавать богатейший по запасам Тенгиз, где добывают высококачественную нефть, не было никакого экономического смысла. Надо понимать, что это уникальное месторождение, во всём мире таких месторождений, если говорить про по качество нефти, немного. А если говорить про запасы нефти, то это просто пещера Алладина.

В 1991 Советский Союз начал разваливаться, и примерно в это время в Казахстане появился Джеймс Х. Гиффен. А 6 апреля 1993 года подписывается контракт на месторождения Тенгиз и Королевское сроком на 40 лет.

Про инвестиции и доходы

нефть и деньги

— Сколько Казахстан получил от этой невыгодной сделки с Chevron?

— Никто точно не знает, но проходила информация, что Chevron заплатил 420 млн долларов. То есть в то время в газетах писали про 420 млн долларов и про 50%, которые приобрёл Chevron. Народ Казахстан является собственником месторождения Тенгиз, но его явно обдурили на этом контракте.

— Всего 420 млн долларов за половину месторождения?

— Интересно, что спустя всего три года, в 1996 году, в Казахстан зашёл Mobil и приобрёл 25% месторождения Тенгиз заплатив 1,1 млрд долларов. Из-за 25% контракта на Тенгиз огромная корпорация Exson решает объединиться с мелкой на её фоне компанией Mobil, и так появилась объединённая компания Exxonmobil. А в 2009 году уже за 5% совместное российско-американское предприятие «Лукарко» отдаёт 1,6 млрд долларов.

— Сейчас корпорации Chevron делает достаточно большие инвестиции в Казахстан, называется сумма в 20 млрд долларов.

— И это правда, но при этом Chevron не говорит, сколько заработал на месторождении за 30 лет. Я посмотрел финансовую отчётность, только за три года, с 2016 по 2018 год, корпорация Chevron заработала 41 млрд долларов.

— Есть ли шанс, что нефтегазовые контракты и контракты по другим полезным ископаемым будут обнародованы?

— Сегодня у нас есть важный козырь, которого раньше не было, — Конституция требует раскрытия  нефтегазовых контрактов. И суть нашего обращения в том, что нельзя скрывать от собственника, а по Конституции Казахстана народ является собственником недр своей страны, информацию о его собственности. Собственность подразумевает три составляющих: пользование, владение и распоряжение. Никакой договор с инвестором не может быть важнее, чем Конституция. К тому же весь мир идёт к тому, чтобы раскрывать контракты, потому что никому не нужны инвестиции, если они означают в буквальном смысле потери для страны.


Поделиться:

Понравился материал?
Подпишитесь на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц.

Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь с Правилами пользования и Политикой конфиденциальности 

Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите
Ctrl + Enter
Поделиться:
Вы уже голосовали
E-Geoprom: оформим лицензии под ключ Богатая минерально-сырьевая база и либеральное...
Читать материал...
Другие материалы

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

популярное на сайте
Подпишитесь на наш Телеграм-канал Свернуть

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли