Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите
Ctrl + Enter
Поделиться:
Вы уже голосовали

От зелёной повестки к зелёным технологиям

29.11.2023

К 2060 году Казахстан должен стать углеродно нейтральной страной. Горнодобывающий сектор об этой амбициозной цели, объявленной на самом «верху», знает, только одно дело — поставить цель, и совсем другое — достичь её.

От зелёной повестки к зелёным технологиям
Фото:: wirestock-Freepik

Европейский тренд в Казахстане

Отраслевые дискуссии на конференциях и круглых столах позволяют сделать вывод, что задача экологизации является второй по актуальности для добывающих предприятий: крупнейшие компании горной отрасли обсуждают глобальные климатические тренды практически сразу после темы инвестиций.

То есть на первом месте по важности — безусловно, финансы и всё, что с ними связано, а на втором — темы декарбонизации, цифровизации, ESG. Впрочем, разговоры об инвестициях всё сильнее переплетаются с экологическими стандартами производства, потому что находить финансирование для проектов, которые не в полной мере озадачены зелёными трендами, с  каждым годом становится всё сложнее (международные банки ожидают от компаний планов по значительному сокращению выбросов уже к 2030 году).

В декабре 2015 года, когда было подписано соглашение о сотрудничестве между Казахстаном и Евросоюзом, старт получили многие проекты в горнодобывающей промышленности, но сегодня дискурс об экологии и зелёной экономике тормозит эти процессы. Горнодобывающий сектор зачастую ассоциируется с «грязными» технологиями, особенно когда речь заходит о развивающихся странах.

На одном из самых масштабных казахстанских отраслевых мероприятий в горно-металлургической индустрии, конгрессе Astana Mining & Metallurgy, зелёные технологии для устойчивого развития ГМК стали темой пленарной сессии. Спикером выступал вице-председатель Европейской комиссии Марош Шефчович. Еврокомиссару тогда задали непростой вопрос (процитируем его вкратце):

«Достаточно ли добывающей отрасли использовать хотя бы частично зелёные технологии и энергию, полученную из возобновляемых источников?»

amm.kz

На это Марош Шефчович недвусмысленно ответил, что для Европы сырьевые материалы (в их числе редкоземельные элементы и такие металлы, как литий, галлий, германий, — прим. ред. играют ключевую роль в экономическом развитии, помогают в развитии технологий, но в то же время стремление к чистым технологиям будущего крепко связано с концепцией экономической безопасности, диверсификации и работы с доверенными партнёрами:

«Это, конечно же, многослойный вопрос. Продвигая зелёные технологии, мы поставили очень важные цели и зафиксировали их в законе. Европа — первая из крупных экономик, которая у себя в законодательстве прописала цель углеродной нейтральности к 2050 году, и над достижением этой цели мы сейчас работаем. При этом все отчётливо понимают, что переход будет непростым, можно сказать, что путь от зелёной повестки к зелёной экономике будет достаточно сложным. Но мы должны обеспечить климатический переход и полностью выполнить взятые на себя обязательства.

Мы будем искать таких партнёров и устанавливать такие партнёрские отношения, которые позволят нам работать с чистыми технологиями и продвигать передовые практики. Мы диверсифицируем наши источники, и у нас есть планы по принятию аналогичных подходов на основе открытой стратегической автономии. Также мы будем в полной мере учитывать интересы бизнеса в борьбе с изменениями климата».

Фото: erg.kz

Еврокомиссара Шефчовича тогда попытались убедить, что в Казахстане тоже есть чёткое понимание того, что нам нужна чистая планета, что в стране все без исключения хотят устойчивого развития как основного фактора внедрения ESG, что предпринимаются всевозможные усилия для ограничения негативных последствий изменения климата, что уже много казахстанских компаний используют лучшие практики и международный опыт с акцентом на безопасность сотрудников, снижение выбросов, прозрачность и мониторинг. В общем, для Казахстана зелёная повестка также актуальна, как и для Европы.

Как «зелёную сделку» воплощают в жизнь

Снизить углеродный след — задача не из простых и не из дешёвых, особенно для горно-металлургической отрасли. Как отмечают специалисты, начинать нужно с добычи и с обработки. Наиболее экологичные методы с наименьшим углеродным следом — это те шаги, которые должны быть предприняты ещё до того, как началась добыча, и все дополнительные расходы должны быть сразу заложены в глобальной цепочке добавленной стоимости.

Важно, чтобы каждый руководитель проекта и каждый менеджер учитывал, будет ли использоваться чистая энергетика, какие методы и какие процессы будут применяться, чтобы минимизировать экологическое воздействие.

Темпы зелёного движения задают крупные иностранные компании, такие как BHP, Rio Tinto, Teck, Freeport, Vale. К примеру, каждая из них взяла на себя обязательства потратить примерено 200 млн долларов США на приобретение 30 аккумуляторных самосвалов у компании Caterpillar, а начиная с 2027 года аналогичные сделки заключат с японскими компаниями: конгломератом Hitachi (проекты First Quantum Minerals в Замбии) и транснациональной корпорацией Komatsu.

Более того, компания Teck намерена в 2024 году на руднике Greenhills ввести в опытную эксплуатацию прототип 320-тонного аккумуляторного самосвала для непромышленных испытаний, обучения и проверки соблюдения нормативных требований. В 2026 году количество аккумуляторных самосвалов в проекте промышленных испытании увеличат до 5-6, а в 2027-м в эксплуатацию планируют ввести 30 дополнительных 320-тонных аккумуляторных самосвалов.

Приведём и ещё несколько примеров проектов, на которые предлагают равняться казахстанским горнодобывающим компаниям.

Rio Tinto

Австралийско-британский концерн обязался выделить 7,5 млрд долларов США для сокращения выбросов к 2030 году на 50%. Компания активно инвестирует в ВИЭ, а также приобретает сертификаты возобновляемых источников энергии. На рассмотрении руководства концерна — предложения по ветряной и солнечной энергетике для алюминиевых активов мощностью 4 ГВт, рекуперация тепла технологических процессов, переход от испытания дизельного топлива в самосвалах к возобновляемому дизелю и электрической тяге (обязательства подписаны с компаниями Scania, Caterpillar, Volvo и Komatsu).

BHP

Горнодобывающая компания уже сократила выбросы на 15% по сравнению с базовым уровнем 2017 года. Бюджет этого года (200 млн долларов США) включает:

  • электрификацию или переход на новые технологии с меньшим объёмом выбросов парниковых газов (что подразумевает совместную работу с рядом компаний);
  • поддержку отрасли в вопросах разработки технологий и пути обеспечения 30% снижения интенсивности выбросов в рамках интегрированного процесса производства стали с ожиданиями широкого внедрения после 2030 года;
  • 40% снижения интенсивности выбросов при перевозке продукции BHP.
    Цель компании — шахты, работающие на чистой энергии с низким или нулевым уровнем выбросов (ветровая либо солнечная энергия), использование возобновляемых источников энергии при транспортировке (электрификация железных дорог).

Glencore International AG

Англо-швейцарская международная трейдинговая и горнодобывающая компания делает акцент на парниковых выбросах при производстве металлов. Инвестиции компании направлены на электрификацию технологического транспорта и новые технологии. Рудник Onaping Depth полностью оснащается электрическим парком техники. Компания предпочитает приобретать электроэнергию из возобновляемым источников, к примеру, 237 ГВт ч/год поставляют ветровые электростанции Испании.

Фото: erg.kz

Не стоит путать прогресс со Средневековьем

Зелёные технологии в Казахстане внедряются, конечно, не гигантскими темпами, но всё же прогресс есть. Сектор ВИЭ показывает небольшой, но достаточно значительный для нашей страны рост: доля возобновляемых источников энергии в общем объёме по итогам 2021 года составляла 3,7%, в 2022 г. — 4,53%.

Ближайшие цели по снижению выбросов в Казахстане не настолько высокие, как у европейцев. Вот как выглядят задачи, обозначенные правительством страны:

  • 15% (безусловное) / 25% (условное) снижение выбросов парниковых газов от базы 1990 года;
  • обеспечение 10% потребляемой электроэнергии возобновляемыми источниками.

Судя по всему, европейских партнёров такой расклад не вполне устраивает. В последнем опубликованном отчёте PwC «Энергетический переход в Казахстане — Назад в устойчивое будущее», говорится, что десять крупнейших горно-металлургических компаний потребляют 30% от всей вырабатываемой в стране электроэнергии, и от них ожидают большей экономии и более энергичного отказа от технологий, наносящих вред окружающей среде.

«Сейчас казахстанские компании выигрывают из-за дешёвой электроэнергии, однако ценой такого преимущество стала высокая недоинвестированность в модернизацию и развитие сектора электроэнергетики.

Есть очень много технологических разработок для того, чтобы избавиться от карбонизации. Казахстану необходимо рассмотреть ряд вопросов. Что является основным вызовом для страны, для того чтобы, как и Евросоюз, Казахстан мог продолжить повестку декарбонизации для блага общества и будущего поколения», — говорится в отчёте.

«Роль ГМК в экономике Казахстане велика. Порядка 8% ВВП — это ГМК, 4% национального экспорта — это ГМК, 270 тысяч работающих — это ГМК. Мы точно знаем, что Казахстан через десять или пятнадцать лет будет страной ГМК», — так описал горно-металлургическую отрасль исполнительный директор АГМП Николай Радостовец.

При этом, по его мнению, в Казахстане недооценивают роль ГМК и экоориентированность компаний.

«Считается, что ГМК — это сырьевики, но посмотрите, какими технологиями располагают наши компании. Самыми современными! Металлурги работают на очень высокотехнологичном оборудовании с программным управлением. Казахстан за рубежом знают по брендам производства металлов, потому что мы выпускаем продукцию очень хорошего качества. Не надо рассматривать ГМК как Средневековье».

Впрочем, здесь можно уточнить, что внутри страны никто не считает горно-металлургические комбинаты средневековыми предприятиями. Достаточно посмотреть на рейтинг 50 крупнейших частных компаний, составленный казахстанским представительством журнала Forbes, где первые четыре строчки занимают компании горно-металлургического комплекса. Всего в списке Forbes по итогам 2022 года десять компаний из горной отрасли и две из них: «Шубарколь комир» и разрез «Каражыра» — заняты «не зелёной» добычей угля.

«Горно-металлургический комплекс — один из самых важных промышленных секторов, играющий колоссальную роль в экономическом развитии и социальном благополучии Казахстана», — говорится в исследовании агентства Energyprom.kz, специализирующегося на казахстанском рынке энергетики и промышленности.

Но вернёмся к казахстанской экоповестке.

Фото: erg.kz

«Чистые» технологии вместо «грязных»

Насколько для казахстанского горнорудного бизнеса актуальны современные экотренды: декарбонизация, цифровизация, ESG, — говорилось в рамках того же пленарного заседания «Зелёные технологии для устойчивого развития ГМК» (где еврокомиссар Марош Шефчович сообщил, что Европа нацелена на сотрудничество с компаниями, предельно заинтересованными в зелёной технологической трансформации), а также на следующей сразу за ней стратегической сессии CEO Talks.

Спикеры от казахстанского горного бизнеса рассказали о возможностях и препятствиях на пути достижения выдающихся экорезультатов. Как подчёркивали эксперты, экологичные и эффективные цифровые решения позволяют обеспечить долгосрочную конкурентоспособность бизнеса не только за рубежом, но и внутри страны. Кратко остановимся на основных моментах из их выступлений.

ТОО «Евразийская группа»

По мнению гендиректора компании Серика Шахажанова, экологизация производства — это непосредственно работа с выбросами. В направлении декарбонизации у ERG есть проект, который называется «Большой ветер»: речь идёт о строительстве ветровых электростанций мощностью 2 ГВт. Вероятно, этот проект является одним из наиболее важных для компании, так как свою презентацию Серик Шахажанов начал именно с него. Кстати, год назад, когда приступили к первому этапу — строительству ветроэлектростанции мощностью 155 МВт в Актюбинской области (Хромтау). В церемонии закладки капсулы приняли участие председатель и члены совета директоров Александр Машкевич, Патох Шодиев и Шухрат Ибрагимов.

«Планируется, что ветропарк начнёт работать в 2024 году», — уточнил г-н Шахажанов.
Другой проект по экологизации, о котором рассказал Шахажанов, — преобразование в электроэнергию ферросплавных газов.

«Использование тепла уходящих газов ферросплавных печей с целью выработки электроэнергии — это непростая технология, потому что качество ферросплавных газов существенно ниже, чем природного газа. Мы очень тщательно изучали специфику и подбирали наиболее подходящие технологии», — сообщил он.

Вскоре компания планирует приступить к проекту по строительству электростанции на ферросплавном газе.

И это далеко не единственные проекты, которые ERG расценивает с точки зрения экологизации производства. На Павлодарском алюминиевом заводе на печи спекания заменены два электрофильтра.

«Технология использования гибридных фильтров на сегодня — одна из самых инновационных и соответствует лучшим мировым практикам. Достигнуто практически полное сокращение выбросов. В программе на ближайшие пять лет на всех печах произвести замену фильтров», — поделился планами эксперт.

В июле компания запустила проект по переработке шламов на Донском ГОКе. Инвестиции составили 96 млрд тенге, а уникальность проекта, по словам генерального директора, состоит в том, что в ближайшие четыре года будут переработаны все накопленные в хранилищах шламы, в которых содержится от 18 до 34% оксида хрома (существующие технологии не позволяют эффективно перерабатывать эти отходы, так как они относятся к очень мелкому «тонкому» классу).
«Цифровизация — тоже «часть ДНК» ЕRG, бюджет на цифровизацию только в этом году составляет 45 млн долларов США», — рассказал г-н Шахажанов.

В рамках цифровизации у компании есть проект по созданию экосистемы Smart ЕRG. Если вкратце, Smart ERG — это цифровой помощник для сотрудников, задача которого максимально быстро, без бюрократии, бумажных рутинных операций решить запросы в кратчайшие сроки. К примеру, в режиме онлайн можно записаться на обучение либо приём к врачу, отследить и получать уведомления о развозке, заказать инструменты во внутреннем магазине и так далее.

Фото: senivpetro-Freepik

АО «АрселорМиттал Темиртау»

На предприятиях горнорудного комплекса, как утверждают их представители, эконаправления очень похожие, то есть принимаются одинаковые решения, цель которых — замена традиционных технологий зелёными. Так, по словам генерального директора АО «АрселорМиттал Темиртау» Владимира Яблонского, основные направления, которые развивает компания, — это безопасность, экология, социальная ответственность, клиентоориентированность.

«Что касается развития, использования зелёной энергии и снижения воздействия на окружающую среду, то всё очень схоже с ERG — мы по аналогичным направлениям сейчас активно развиваемся. Думаю, что лет через 10 будем позиционировать свою компанию как устойчивую и безопасную», — пояснил он.

На вопрос о том, как меняются подходы компании к решению экологических проблем, Владимир Яблонский ответил, что больше всего усилий прилагается для фильтрации выбросов.

«Для горнорудной промышленности, конечно же, главная проблема — это утилизировать весь тот объём выбросов, который мы производим, и мы сосредотачиваемся как раз на решении этой задачи. Модернизируем или заменяем оборудование, которое очищает отходящие газы, физически улавливает загрязняющие частицы и предотвращает их выброс в атмосферу.

В целом наше развитие направлено на энергичное внедрение зелёных технологий: сокращаем потребление топлива, переходим на экологически чистые источники энергии. У нас есть свои научно-исследовательские институты, которые нарабатывают необходимые решения, снижающие выбросы СО2. Сейчас работаем пытаемся тот опыт, который есть в Европе и Америке, перенести в Казахстан», — отметил г-н Яблонский.


Текст: Катерина Клеменкова


Поделиться:

Понравился материал?
Подпишитесь на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц.

Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь с Правилами пользования и Политикой конфиденциальности 

Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите
Ctrl + Enter
Поделиться:
Вы уже голосовали
ФНПЦ «Алтай»: выпущено в наукограде! Более шестидесяти лет назад в Бийске (в настоящее время...
Читать материал...
Другие материалы

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

популярное на сайте
Подпишитесь на наш Телеграм-канал Свернуть

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли